Интервью с Жан Марком Жаньячиком

111

Его картины буквально врезаются в сознание, поднимая энергию и настроение. Его сюжеты воплощают во множестве школ живописи. А неповторимый и востребованный стиль дает надежду миллионам новичков найти свое большое место в искусстве, потому что именно с того, что «получилось» повторить его простой, но выверенный и жизнерадостный мотив, и начинается путь многих в искусство. Знакомьтесь: наш большой друг и современник Жан-Марк Жаньячик. Всемирно известный художник, чьи картины украшают дома, рестораны, а также часы и даже экраны мобильных телефонов по всему миру. Его работы настолько популярны, что он даже не берет предоплаты — зачем? Не купит один, купит другой… Юлия Чудакова, автор и руководитель проекта РИСУЙ, взяла у Жан-Марка интервью. Жан откровенно поделился с нами не только своими творческими достижениями, но и фактами личной биографии. Это очень круто и интересно! Итак…

Юлия Чудакова (далее Ю.Ч.): Здравствуйте, дорогой Жан! Я счастлива пообщаться сегодня с вами, задать вам вопросы как от себя, так и от тех, кто рисует с нами в школе рисования. Мы, как и многие начинающие художники по всему миру, с радостью копируем ваши яркие и жизнерадостные картины на наших занятиях. Как говорит одна из наших участниц, Татьяна, «Удивительно, что при исключительно гладком небе внизу сюжета такое буйство мазков! Остается только удивляться и радоваться жизни, глядя на яркость деревьев и кустарников! Многоцветье лавандовых полей Прованса!» Ваша жизнь и творчество дают надежду тем, кто, начиная рисовать во взрослом возрасте, хочет серьезно продвинуться в этом деле. Спасибо вам за то состояние счастливого возбуждения, почти детского, в которое входишь, глядя на ваши картины. Их сложно забыть или с чем-то спутать. Они символ радости и цвета.
Про вас так мало известно, и надо постараться, чтобы найти хоть какие-то факты из вашей биографии. Скажите, пожалуйста, дату вашего рождения — мы бы с удовольствием отправили вам поздравления.

Жан Марк Жаньячик (далее Ж.М.Ж.): Во-первых, спасибо Татьяне за ее доброе высказывание. Я родился 18 декабря 1966 года в Дуэ, в городе, где некоторое время жил Жан Батист Камиль Коро (примечание: известный художник-импрессионист)..

Ю.Ч.: Расскажите о своем детстве: в какой семье росли, были ли у вас братья-сестры, кто ваши родители. Было ли в вашем детстве место творчеству в это время или у вас были другие увлечения?

Ж.М.Ж.: Я жил в скромной семье, моя мама была домохозяйкой, а отец всю свою жизнь проработал на металлообрабатывающем заводе в Оби. У меня есть сестра Николь, которая на 4 года старше меня. Сравнивая свое детство с детством моих сверстников, я могу сказать, что у меня не было всего того, что я хотел, но у меня было по-настоящему счастливые ранние годы. И сегодня я знаю, что все подарки мира не могли бы заменить радостные мгновения того времени.
Я рисую с тех пор, как научился держать карандаш. Я рисовал все, что происходило вокруг меня. Например, велосипедистов из Тур де Франс, строительную технику, экскаватор, работающий на моей улице; так же, как и все мальчишки, я любил рисовать пожарных, полицию и скорую помощь. Забавно, что опыт рисования красками, который я получил в школе, первые палитры и позже гуашь – это опыт, который определенно мне не понравился.

Ю.Ч.: Кем вы мечтали стать в детстве? Какую профессию получить?

Ж.М.Ж.: Любовь к рисованию сначала подталкивала меня к тому, чтобы стать архитектором. Затем в старших классах в 16 лет я хотел стать инженером и разрабатывать промышленный дизайн.

Ю.Ч.: Сейчас вы работаете инженером медицинского оборудования в детском центре? Из этого можно сделать вывод, что у вас техническое образование. Это так? Где вы получили образование и что написано в вашем дипломе, какая специальность?

Ж.М.Ж.: В итоге и по стечению обстоятельств я получил диплом в области рентгенографии в Лиле (рентгенология, КТ-исследования). После работы в нескольких городах Франции, а также в Швейцарии в Лозанне, я вернулся в Лиль, где работаю в детской больнице университетской клиники Лиля.

Ю.Ч.:  Уверена, что многих это удивит. Расскажите о вашем круге общения сейчас. Ваши друзья и близкие как-то связаны с творчеством?

Ж.М.Ж.: Мое ближайшее окружение не осведомлено о том, что представляет собой моя живопись в мире. И в моей семье редко кто знает о ценности моих работ, люди видят во мне любителя, у которого всегда есть набор из 10 тюбиков. Несколько примеров. Моя сестра хотела, чтобы я нарисовал картину, которая бы гармонировала по цвету с ее занавесками. Моя старшая дочь открыла для себя мои картины, ища чехол для своего смартфона. Меня просили предоставить полотна для украшения общественного коридора, как будто это плакаты. Все эти люди постепенно открывают роль, которую играет моя живопись в мире. Они узнают, что до настоящего момента я уже отправил свои работы в 19 стран, а репродукции в различных формах, с разрешением или без, распространяются по всей земле. Я пишу статьи в журналах.

Ю.Ч.: Зная вас лично, я думаю, что все это от вашей скромности. Сколько вам было лет, когда вы начали рисовать? В какой момент вы поняли, что хотите этого?

Ж.М.Ж.: Я начал заниматься живописью в феврале 1991 года, мне было 24 года. В то время один человек сказал мне: «Ты должен выставлять свои рисунки» (это были карандашные рисунки), и я ответил, что чтобы сделать выставку, необходимы живописные полотна (я немного ошибался). Так я купил мой первый набор из 10 тюбиков масляных красок и 2 кистей. Этот набор был так чудесен, что у меня заняло всего два месяца, чтобы исчерпать его. Я продал мою первую картину той самой женщине. На ней гуляющими со спины были изображены маленькая девочка и огромный отец. Это был символ для той женщины.

Это побудило меня заняться живописью, затем я продал несколько пейзажей. Я приобрел больше материалов и нарисовал еще. Затем я попытался отнести свои работы в художественные галереи и шел от разочарования к разочарованию с жесткой критикой со стороны их владельцев. Казус, который сегодня заставляет меня улыбаться, состоит в том, что все эти галереи закрыты, а я постоянно присутствую на международном уровне.

 

 

Ю.Ч.: Добавлю еще и удивление вашей славой многих маститых художников. Все это жутко вдохновляет: нужно прости идти вперед, несмотря ни на что. Как хорошо, что вы продолжили рисовать после этого! А пробовали ли вы рисовать акварелью, другими материалами, или ваше сердце отдано маслу раз и навсегда?

Ж.М.Ж.: Сначала, после негативного периода галерей, я решил брать уроки в художественной школе. Но каждый раз, когда я появлялся, я приходил посреди учебного года и, к сожалению, никогда в сентябре. Это в итоге освободило меня от ограничений слишком академической живописи. В результате я купил несколько журналов и книг по живописи, таких как “Как рисовать маслом”, “Рисование пастелью”, “Рисование акварелью”. Я пробовал сухую пастель, акварель, акриловые и масляные краски. В итоге я выбрал масло. Я рисовал в течение 8 лет кистями в стиле, который становился все более и более гиперреалистичным. Позже я начал рисовать в стиле импрессионизма, с тех пор я рисую мастихином. Я наложил им несколько цветов и тут понял, что сделал открытие! Тогда-то я и стал рисовать только при помощи мастихина. Это было в 1999 году. После этого я очень редко брался за кисти для специальных заказов.

Ю.Ч.: Копировали ли вы работы известных художников? И если да, то какие?

Ж.М.Ж.: Конечно же, я копировал старых и современных художников. Это хорошая тренировка, чтобы учиться и совершенствоваться.

Ю.Ч.: На ваших картинах — лаванда, маки, кипарисы, домики и морские сюжеты. Солнечное и яркое, узнаваемое. Ждать ли нам новых тем или вы останетесь верны себе?

Ж.М.Ж.: Я пишу узнаваемые и очень ясные пейзажи. Думаю остаться верным своему стилю, потому что это мой стиль. Сегодня люди узнают его, им не надо читать мою подпись, чтобы узнать меня, и я очень горд этим, так же, как горд наблюдать школы, которые копируют мои работы… С другой стороны, я не собираюсь быть верным одной теме.

Ю.Ч.: Какие пейзажи Вас вдохновляют? Только Прованс или что-то еще?

Ж.М.Ж.: Я люблю рисовать Прованс, природу в целом, сады, а также архитектуру, сооружения, узкие улочки, двери и окна…

Ю.Ч.: Почему на ваших картинах почти нет людей?

Ж.М.Ж.: Я рисую очень мало людей в своих пейзажах, потому что приглашаю зрителя быть единственным героем и главным действующим лицом картины. Иногда присутствие человека не прямое, как, например, заборы, тропинки, дома, парусники…

Ю.Ч.: Жан, вы предпочитаете пленэр или же писать по фотографии? Это вопрос от нашей участницы. Я знаю, что вы пишете по фото или даже по воображению, но опыт пленэра у вас все же был. Расскажете об этом подробнее? Может быть, еще попробуете писать на натуре?

Ж.М.Ж.: Я не отдаю предпочтение рисованию на пленэре. Слишком много трудностей: перевозка материалов, ветер, насекомые, меняющийся свет, погода. Я люблю рисовать на улицах. В некоторых городах обстановка способствует этому, но я провожу больше времени за разговорами с людьми, чем за рисованием.
Многие из моих картин воображаемые, поэтому у меня нет необходимости выходить на улицу.

Ю.Ч.: Ваша любимая цветовая палитра? Какие краски у вас в коробочке?

Ж.М.Ж.: Моя палитра просто огромна, у меня есть множество оттенков, которые вы не получите путем смешивания; конечно, основные цвета и белый с черным были бы достаточны, но есть столько оттенков желтого, красного и голубого. Например, я сделал для себя открытие: церулеум голубой фирмы “Ладога” и титановые белила дают прекрасное небо. В России я пробовал такие бренды, как “Мастер-класс”, “Ладога” и наконец “Малевич”, все они отлично подходят для рисования мастихином.

Ю.Ч.: Какие смеси вы используете для написания лаванды и оливковых деревьев?

Ж.М.Ж.: Сочетание цветов отличается в каждой отдельной картине, например, для лавандового оттенка я смешиваю фиолетовый пигмент PV 23, хинакридон PV 19 и титановые белила.
Для оливковых деревьев – смесь изумрудной, травяной зеленой PG 7 и иногда несколько штрихов фиолетового в тенях.

Ю.Ч.: Сразу ли вы пришли к своему стилю или какое-то время искали его, пробуя себя в разных жанрах?

Ж.М.Ж.:Мне нравятся работы многих живописцев, но даже если я и копировал картины вначале, то я всегда обособлял себя от стиля других художников, потому что я хочу показывать свой стиль, который является частью меня самого. Раньше я рисовал для удовольствия других, сейчас я рисую для собственного удовольствия.

Даже в моменты сомнений или проблем мои негативные эмоции не проявляются на полотне. Всегда присутствует определенная сладость жизни.

Ю.Ч.: Вы пишете исключительно мастихином и не используете растворители. Как пришли к такой технике и чем она вам нравится?

Ж.М.Ж.: Для использования мастихина есть определенная причина, я больше не использую пинена, нет больше запаха, и мои мастихины служат дольше, чем мои кисти. При том что я использую мастихин с растиранием по холсту. В мастихине я нашел инструмент, который стал естественным для меня, это продолжение моей руки, а следовательно и продолжение моего разума.

Ю.Ч.: Что бы вы стали делать, если бы ваши картины вдруг перестали продаваться?

Ж.М.Ж.: Если мои работы перестанут продаваться, я, конечно, продолжу рисовать, просто в меньшем объеме. Я мог бы давать больше мастер-классов, потому что мне нравится встречаться и общаться с людьми. Вот почему мне нравится приезжать в Россию. Это всегда момент незабываемого счастья.

Ю.Ч.: Когда вы проснулись знаменитым?

Ж.М.Ж.: Трудно понять, в какой момент я стал знаменит, я бы скорее сказал узнаваем. Потому что продвижение происходило очень медленно. Думаю, что мои картины получили широкое распространение в интернете 12 лет назад, возможно больше.

Ю.Ч.: Возможно, у Вас есть свои секреты в том, как организовать рабочее пространство, выбрать и подготовить материалы к работе.

Ж.М.Ж.: Как я организую свое рабочее место и материалы? Я думаю, что у меня нет порядка, даже мои палитры не находятся в определенном порядке, я работаю по зову души и в соответствии с настоящим моментом. В момент написания работы я не способен представить конечный результат. Иногда я испытываю разочарование картиной, находящейся в работе, а в итоге чувствую восхищение.

Ю.Ч.: Что вас вдохновляет, воодушевляет больше всего?

Ж.М.Ж.: Предметом моего восхищения является природа.

Ю.Ч.: Как найти настрой на живопись? Ищете ли вы его или работаете каждый день? Есть ли у вас ритуалы настройки на творчество? Ну, например, может быть, вы пьете кофе перед работой или совершаете прогулку…

Ж.М.Ж.: Как настроить себя на работу? Это трудно объяснить, потому что каждый раз это происходит по-разному. Единственное чувство, или в некоторой степени жажда, – это желание писать и ощущать вдохновение перед белым холстом. Иногда я рисую в несколько приемов, несколько дней. Это не должно становиться обязанностью, вот почему я устанавливаю довольно длительные сроки исполнения для своих заказчиков. Потому что я люблю прерывать сессии написания работ прогулками, работой в саду, ездой на велосипеде, просмотром телевизора, Интернета, общением с моим котом и всем, что меня умиротворяет. У меня нет правила относительно моего ритма написания работ; в холодные дни я рисую больше.

Ю.Ч.: Как часто вы рисуете — в день, в неделю, в месяц, в год? Бывают ли перерывы и выходные?

Ж.М.Ж.: Один художник сказал: “Только художник-любитель находит удовольствие в живописи (рисовании)”. И он был прав, потому что когда мои заказы увеличились, я больше не получал никакого удовольствия. Поэтому, чтобы и дальше получать такое же удовольствие и испытывать страсть, я рисую в ритме “художника-любителя”.

Ю.Ч.: Какая музыка вам нравится?

Ж.М.Ж.: Я слушаю музыку во время написания картин, современную английскую и французскую музыку. Также люблю слушать музыку для расслабления.

Ю.Ч.: Как вы относитесь к тому, что кому-то может не нравиться Ваше творчество?

Ж.М.Ж.: Я рад, что людям нравятся мои картины, но меня также радует, что они могут ненавидеть их, потому что любовь и ненависть – сильные чувства, и даже если они противоположны, они близки. Что мне не нравится, так это равнодушие.

Ю.Ч.: Какой Вы в обычной жизни? Что вас радует, расстраивает? Какой режим дня, поздно или рано вы встаете, какую предпочитаете кухню? Мы знаем, для французов это важно.

Ж.М.Ж.: В жизни я люблю общаться с интересными людьми, а также с животными. В повседневной жизни есть также множество незначительных на первый взгляд вещей, которые радуют меня. Меня расстраивает и иногда приводит в ярость человеческая жадность, тупость, насилие и жестокость. Пожалуй, у меня нормальный ритм жизни. Я люблю наслаждаться днем, встаю сравнительно рано. Что касается еды, то я люблю все блюда, многие фирменные блюда.

Ю.Ч.:Расскажите о своей основной деятельности и о причинах, которые до сих пор удерживают Вас на основной работе.

Ж.М.Ж.: Мне хотелось бы сохранить работу в больнице. Я сократил свое рабочее время так, чтобы мог больше отдаваться живописи. Но я бы хотел сохранить оба эти вида деятельности, потому что они дополняют друг друга. Каждый из них позволяет мне избежать влияния другого. И, как я уже говорил, живопись должна оставаться удовольствием, я не хочу, чтобы она стала моим основным занятием.

Ю.Ч. А какие у вас отношения с заказчиками? Как они выстраиваются?

Ж.М.Ж. Когда я рисую на заказ, с заказчиком устанавливаются доверительные отношения, осуществляется обмен в среднем 15 — 20 письмами. Далее идут те, кто, увидев мои работы, потом находят меня в Интернете, вот почему я никогда не требую аванса и не беспокоюсь, потому что если заказчик не захочет брать картину, я всегда смогу продать ее. Например, покупатель из Японии был недоволен заказанной работой, я нарисовал для него вторую. И картина, от которой он отказался, была куплена в качестве свадебного подарка для одного из моих поклонников в России (по моему личному мнению, первая работа была красивее, чем вторая).
Моя основная активность происходит в Интернете, я был разочарован галереями. Каждый год я получаю около 8 предложений о выставках в художественных галереях; самая последняя была из Барбизона, деревни художников. Но теперь я все время отказываюсь! Даже если бы я, к примеру, был выставлен в Бока-Ратон, Флорида, или в Сен-Поль-де Ванс.

Ю.Ч. Мы благодарим вас за интервью и безмерно восхищены вами как художником и как человеком. Ваш путь вдохновляет и вселяет оптимизм и надежду для всех тех, кто предан искусству и хочет найти в нем себя. Спасибо вам уже за одно то, что вы есть, что вы делаете для нас и для всего мира!

Продолжение следует…

Добавить комментарий